Обучающе-информационный сайт - Пушкин в Петербурге
Пушкин в Петербурге
Приветствую Вас, Гость Суббота, 10-Дек-2016, 21:25







Петербург. 1817-1820

Лицей стал родным домом. Придут годы, когда Дом сделается для Пушкина символом самых заветных чувств и наиболее высоких ценностей Культуры. Тогда смысл жизненного пути будет рисоваться в образе возвращения домой. В день четвертой годовщины событий на Сенатской площади, 14 декабря 1829 года, Пушкина неудержимо потянуло домой - он отправятся в Царское Село. В начатом тогда и оставшемся незаконченным стихотворении господствует образ возвращения. Не случайно стихотворение даже названием ("Воспоминания в Царском Селе" *) возвращает к знаменательному для поэта лицейскому экзамену:

Воспоминаньями смущенный,
Исполнен сладкою тоской,
Сады прекрасные, под сумрак ваш священный
Вхожу с поникшею главой.
Так отрок библии, безумный расточитель,
До капли истощив раскаянья фиал,
Увидев наконец родимую обитель,
Главой поник и зарыдал (III, 1 , 189).
* Слово "воспоминания" употреблено здесь и в лицейском стихотворении в несколько разных значениях в 1814 году поэт говорил об исторических воспоминаниях, которые вызывают памятники Царского Села, в 1829 году - о личных и исторических.

В юные годы для Пушкина Дом (Лицей, Петербург) ~ келья и неволя. Пребывание в нем насильственно, а бегство - желанно. За стенами Дома видится простор и воля. Пока Пушкин в Лицее, простором кажется Петербург, когда он в Петербурге. - деревня. Эти представления наложат отпечаток даже на южную ссылку, которая в сознании поэта, неожиданно для нас, иногда будет рисоваться в виде не насильственного изгнания, а добровольного бегства из неволи на волю. А перед читателем и перед самим собой Пушкин предстает в образе Беглеца, добровольного Изгнанника. Иногда этот образ, почерпнутый из арсенала образов европейского романтизма, будет иметь реальное биографическое содержание, и за стихами:

Презрев и голос <?> укоризны,
И зовы сладостных надежд,
Иду в чужбине прах отчизны
С дорожных отряхнуть одежд (II, 1 , 349)

стояли реальные планы "взять тихонько трость и шляпу и поехать посмотреть на Константинополь" (XIII, 86). Однако чаще перед нами поэтическое осмысление, трансформирующее реальность. В жизненной прозе - насильственная ссылка на юг, в стихах:

Искатель новых впечатлений,
Я вас бежал, отечески края ... (II, 1 , 147).

В поэзии Лицей - брошенный монастырь, Петербург - блестящая и заманчивая цель бегства. В реальной жизни все иначе: родители поэта переехали в Петербург, и Пушкин возвращается из Лицея домой; интересно, что дом в Коломне "у Покрова", на Фонтанке в доме Клокачева, как и вообще впечатления этой окраины, где, по выражению Гоголя, "всё тишина и отставка", отозвавшиеся позже в "Домике в Коломне" и "Медном всаднике", для творчества Пушкина 1817-1820 годов не существуют; из Лицея Пушкин писал послания сестре - в поэзии петербургского периода ни сестра, ни какие-либо другие "домашние" темы не упоминаются.

В Петербурге Пушкин жил с начала июня 1817 года (9 июня состоялся выпускной акт Лицея, и того же месяца он уже был в Петербурге) по 6 мая 1820 года, когда он выехал по царскосельской дороге, направляясь в южную ссылку. Планы военной службы, которые Пушкин лелеял в своем воображении, пришлось оставить: отец, опасаясь расходов (служба в гвардии требовала больших трат), настоял на гражданской. Пушкин был зачислен в Коллегию иностранных дел и 13 июня приведен к присяге (в тот же день, что. и Кюхельбекер и Грибоедов).

Петербург закружил Пушкина. В широком черном фраке с нескошенными фалдами (такой фрак назывался a l'americaine ; нарочитая грубость его была верхом щегольской утонченности) и в широкой шляпе a la bolivar (поля такой шляпы бывали ее *) он спешит вознаградить себя за вынужденное шестилетнее уединение.
* Пыляев М. И. Старое житье. Очерки и рассказы. СПб, 1892, с. 104.

В жизни Пушкина бывали периоды, когда книга составляла для него любимое общество, а уединение и сосредоточенность мысли - лучшее занятие. 1817- 1820 годы резко отличны от этих периодов. П дело здесь не только в том, что неистраченные силы молодого поэта бурно искали себе исхода. В унисон с ними кипела и бурлила молодая Россия. Годы эти имеют в русской истории особую, ни с чем не сравнимую физиономию. Счастливое окончание войн с Наполеоном разбудило в обществе чувство собственной силы. Право на общественную активность казалось достигнутым бесповоротно. Молодые люди полны были жажды деятельности и веры в ее возможность в России. Конфликт на этом пути с правительством и "стариками" уже вырисовывался довольно ясно, но никто еще не верил в его трагический характер. Характерной чертой времени явилось стремление объединить усилия. Даже чтение книги - занятие, традиционно в истории культуры связывавшееся с уединением, - производится сообща. В начале XVIII века Кантемир писал о чтении:

... запруся

В чулан, для мертвых друзей - живущих лишуся.

В конце 1810-х - начале 1820-х годов в России чтение - форма дружеского общения; читают вместе так же, как и думают, спорят, пьют, обсуждают меры правительства или театральные новости. Пушкин, обращаясь к гусару Я. Сабурову, поставил в один ряд

... с Кавериным гулял,

Бранил Россию с Молоствовым,
С моим Чедаевым читал (II, 1 , 350).

П.П. Каверин - геттингенец, гусар, кутила и дуэлянт, член Союза Благоденствия. Он "гулял" (т.е. кутил, не только с Пушкиным, но и "пускал пробку в потолок" с Онегиным в модном ресторане Талон на Невском. П.X. Молоствов - лейб-гусар, оригинал и либерал. Чтение так же- требует компаньона, как веселье или беседа. Характер такого чтения прекрасно иллюстрирует рассказ декабриста И.Д. Якушкина. Он познакомятся с полковником П.X. Граббе в 1818 году. Во время их разговора денщик принес Граббе гусарский мундир: долман и ментик - тот собирался ехать представиться Аракчееву.

"Разговор попал на древних историков. В это время мы страстно любили древних: Плутарх, Тит Ливии, Цицерон, Тацит и другие были у каждого из нас почти настольными книгами. Граббе тоже любил древних. На столе у меня лежала книга, из которой я прочел Граббе несколько писем Брута к Цицерону, в которых первый, решившийся действовать против Октавия, упрекает последнего в малодушии. При этом чтении Граббе видимо (т.е. "заметно". - Ю.Л. ) воспламенился и сказал своему человеку, что он не поедет со двора, и мы с шил обедали вместе; потом он уже никогда не бывал у Аракчеева" *.
* Якушкин И.Д. Записки, статьи, письма. М., 1951, с. 20.

Стремление к содружеству, сообществу, братскому единению составляет характерную черту поведения и Пушкина этих лет. Энергия, с которой он связывает себя с различными литературными и дружескими кружками, способна вызвать удивление. Следует отметить одну интересную черту: каждый из кружков, привлекающих внимание Пушкина в эти годы, имеет определенное литературно-политическое лицо, в него входят люди, обстрелянные в литературных спорах или покрытые боевыми шрамами, вкусы и взгляды их уже определились, суждения и цели категоричны. Принадлежность к одному кружку, как правило, исключает участие в другом. Пушкин в их кругу выделяется как ищущий среди нашедших. Дело не только в возрасте, а в глубоко свойственном Пушкину на протяжении всей его жизни - пока еще стихийном - уклонении от всякой односторонности: входя в тот или иной круг, он с такой же легкостью, с какой в лицейской лирике усваивал стили русской поэзии, усваивает господствующий стиль кружка, характер поведения и речи его участников. Но чем блистательнее в том или ином из лицейских стихотворений овладение уже сложившимися стилистическими, жанровыми нормами, тем более в нем проявляется собственно пушкинское. Нечто сходное произошло в 1817- 1820 годах в сфере построения поэтом своей личности. С необычной легкостью усваивая "условия игры", принятые в том или ином кружке, включаясь в стиль дружеского общения, предлагаемый тем или иным из собеседников-наставников, Пушкин не растворяется в чужих характерах и нормах. Он ищет себя.

Способность Пушкина меняться, переходя от одного круга к другому, и искать общения с совершенно разными людьми не всегда встречала одобрение в кругу декабристов. Даже близкий друг И.И. Пущин писал:"Пушкин, либеральный по своим воззрениям, имел какую-то жалкую привычку изменять благородному своему характеру и очень часто сердил меня и вообще всех нас тем, что любил, например, вертеться у оркестра около Орлова, Чернышева, Киселева и других <...> Говоришь, бывало: «Что тебе за охота, любезный друг, возиться с этим нарсудом: ни в одном из них ты не найдешь сочувствия и пр.». Он терпеливо выслушает, начнет щекотать, обнимать, что обыкновенно делал, когда немножко потеряется. Потом, смотришь, - Пушкин опять с тогдашними львами!" *.
* А.C. Пушкин в воспоминаниях современников. т. 1, с. 98.

А.Ф. Орлов - брат декабриста, - которому в это время едва перевалило за тридцать, сын екатерининского вельможи, начавший военное поприще под Аустерлицем (золотая сабля "за храбрость"), получивший семь ран на Бородинском поле, в тридцать лет генерал-майор, командир конногвардейского полка, любимец императора, мог о многом порассказать. А.И. Чернышев, на год моложе Орлова, тоже имел за плечами богатый жизненный опыт: многократные, многочасовые беседы с Наполеоном, прекрасное личное знание всего окружения французского императора делали этого генерал-адъютанта также интересным собеседником. П.Д. Киселев - умный и ловкий честолюбец, быстро делающий карьеру, только что, тридцати одного года от роду, произведенный в генерал-майоры, человек, умевший одновременно быть самым доверенным лицом императора Александра и ближайшим другом Пестеля. Все они, в духе деятелей александровского времени, не чуждались "законно-свободных" идей, все трое сделались потом преуспевающими бюрократами.

Однако именно это свидетельство Пущина позволяет утверждать, что Пушкин был в этом кругу не восхищенным мальчиком, а пытливым наблюдателем. Киселева не смог раскусить даже проницательный Пестель, поверивший в искренность его дружбы и свободомыслия и поплатившийся за это жизнью, а двадцатилетний Пушкин писал о нем в послании А.Ф. Орлову:

На генерала Киселева
Не положу своих надежд,
Он очень мил, о том ни слова...

Он враг коварства <в беловом автографе определеннее: "тиранов". - Ю.Л. ) и невежд...

...Но он придворный: обещанья
Ему не стоят ничего (II, 1 , 85 и 561).

В Лицее Пушкин, заочно избранный в "Арзамас" и получивший там условное имя "Сверчка", рвался к реальному участию в деятельности этого общества. Однако, когда это желание осуществилось, чисто литературное направление "Арзамаса" в эпоху возникновения Союза Благоденствия стало уже анахронизмом. В феврале - апреле 1817 года в "Арзамас" вступили Н. Тургенев и М. Орлов, а осенью - Н. Муравьев. Все они были активными членами конспиративных политических групп, вcе рассматривали литературу не как самостоятельную ценность, а только как средство политической пропаганды. Активизировались к этому времени и политические интересы "старых" арзамасцев: П.А. Вяземского, Д.В. Давыдова. Показательна запись в дневнике Н.И. Тургенева от 29 сентября 1817 года: "Третьего дня был у нас Арзамас. Нечаянно мы отклонились от .литературы и начали говорить о политике внутренней. Все согласны в необходимости уничтожить рабство" *. На этом заседании, видимо, присутствовал и Пушкин.
* Архив бр. Тургеневых, вып. 5. Птг., 1921, с. 93.

"Арзамас" не был готов к политической активности и распался. Однако, видимо, именно здесь Пушкин сблизился с Николаем Тургеневым и Михайлом Орловым, связи с которыми в этот период решительно оттеснили старые литературные при вязанности и дружбы. Карамзин, Жуковский, Батюшков - борцы за изящество языка и за "новый слог", герои литературных сражений с "Беседой" - померкли перед проповедниками свободы и гражданских добродетелей.

Особую роль в жизни Пушкина этих лет сыграл Николай Тургенев. Он был на десять лет старше Пушкина. Унаследовав от отца-масона суровые этические принципы и глубокую религиозность, Н.И. Тургенев сочетал твердый, склонный к доктринерству и сухости ум с самой экзальтированной, хотя и несколько книжной, любовью к России и русскому народу. Борьба с рабством ( "хамством", как он выражался на своем специфическом политическом лексиконе) была идеей, которую он пронес через всю жизнь. Если его старший брат, Александр, отличался мягкостью характера и либерализм его выражался, главным образом, в .терпимости, готовности принять чужую точку зрения, то Николай Тургенев был нетерпим, требовал от людей бескомпромиссности. в решениях был резок, в разговорах насмешлив и категоричен. Здесь, в квартире Тургенева, Пушкин был постоянным гостем. Политические воззрения Н. Тургенева в эти годы в основном совпадали с настроениями умеренного крыла Союза Благоденствия, в который он вступил во второй половине 1818 года. Освобождения крестьян он надеялся добиться с помощью правительства.

В добрые намерения царя уже не верили. Но члены Союза Благоденствия возлагали надежды на давление со стороны передовой общественности, которому Александр I, хочет он этого или нет, вынужден будет уступить. Для этой цели Союз Благоденствия считал необходимым создать в России общественное мнение, которым бы руководили политические заговорщики через посредство литературы и публицистики. Литераторе, таким образом, отводилась подчиненная роль. Чисто художественные проблемы мало волновали Н. Тургенева. В 1819 году он писал:"Где русский может почерпнуть нужные для сего правила гражданственности? Наша словесность ограничивается доныне почти одною поэзией. Сочинения в прозе не касаются до предметов политики".

И далее:

"Поэзия и вообще изящная литература не может наполнить души нашей" *.
* "Русский библиофил", 1914, № 5, с. 17.

Геттингенец, дипломат и государственный деятель, автор книги по политической экономии, Н. Тургенев смотрел на поэзию несколько свысока; допуская исключение лишь для агитационно-полезной; политической лирики. Эти воззрения он старался внушить и Пушкину. С ним был совершенно согласен и его младший брат, начинающий дипломат Сергей, размышлявший в своем дневнике:"Жуковский писал мне, что, судя по портрету, видит он, что в глазах моих блестят либеральные идеи. Он поэт, но я ему скажу по правде, что пропадет талант его, если не всему либеральному посвятит он его. Только такими стихами можно теперь заслужить бессмертие... Мне опять пишут о Пушкине, как о развертывающемся таланте. Ах, да поспешат ему вдохнуть либеральность и вместо оплакиваний самого себя пусть первая его песнь будет: Свободе " *.
* Декабрист Н. И. Тургенев. Письма к брату с. И. Тургеневу. М. -Л., 1936, с. 59.

"Оплакивание самого себя" - элегическая поэзия, к которой Тургеневы, как и большинство декабристов, относились сурово.

Влияние Н.И. Тургенева отчетливо сказалось в стихотворении Пушкина "Деревня". Характерно с этой точки зрения и начало оды "Вольность" - демонстративный отказ от любовной поэзии и обращение к вольнолюбивой Музе. Не следует, конечно, понимать это влияние слишком прямолинейно - идея осуждения любовной поэзии и противопоставление ей поэзии политической была почти всеобщей в декабристских и близких к ним кругах. Вяземский, шедший другой, вполне самобытной дорогой, в стихотворении "Негодование" выразил ту же мысль и в весьма сходных образах:

И я сорвал с чела, наморщенного думой,
Бездушных радостей венок...
... Мой Аполлон - негодованье!
При пламени его с свободных уст моих
Падет бесчестное молчанье
И загорится смелый стих.

У Пушкина:

Приди, сорви с меня венок,
Разбей изнеженную лиру...
Хочу воспеть Свободу миру,
На тронах поразить порок (II, 1 , 45).

Оду "Вольность" роднит с идеями Н. Тургенева не только противопоставление любовной и политической поэзии, но весь круг идей, отношение к французской революции и русскому самодержавию. Ода "Вольность" выражала политические концепции Союза Благоденствия, и воззрения Н.И. Тургенева отразились в ней непосредственным образом *.
* Существует вполне правдоподобная биографическая легенда, согласно которой ода ((Вольность" была начата по предложению Н.И. Тургенева, в его квартире, из окон которой виден Михайловский дворец - место гибели Павла I (подробнее см. : Томашевский Б. Пушкин, кн. 1. М.-Л., 1956, с. 147-148).

Н.И. Тургенев был суровым моралистом - не все в пушкинском поведении и пушкинской поэзии его удовлетворяло. Резкие выходки Пушкина против правительства, эпиграммы и легкомысленное отношение к службе (сам Н. Тургенев занимал ответственные должности и в Государственном совете и в министерстве финансов и относился к службе весьма серьезно) заставляли его "ругать и усовещать" Пушкина. По словам А.И. Тургенева, он "не раз давал чувствовать" Пушкину, "что нельзя брать ни . за что жалование и ругать того, кто дает его", а осуждение поэта "за его тогдашние эпиграммы и пр. против правительства" однажды, во время разговора на квартире Тургеневых, приняло столь острые формы, что Пушкин вызвал Н.И. Тургенева на дуэль, . правда, тут же одумался и е извинением взял вызов обратно *.
* Памяти декабристов, т. II. Л., 1926, с. 122.

Николай Тургенев не был единственным связующим звеном между Пушкиным и Союзом Благоденствия. Видимо, осенью 1817 года Пушкин познакомился с Федором Николаевичем Глинкой. Глинка происходил из небогатого, но старого рода смоленских дворян. Небольшого роста, болезненный с детства, он отличался исключительной храбростью на войне (вся его грудь была покрыта русскими и иностранными орденами) и крайним человеколюбием. Даже Сперанский, сам выглядевший на фоне деятелей типа Аракчеева как образец чувствительности, пенял Глинке за неуместную в условиях русской действительности впечатлительность, говоря: "На погосте всех не оплачешь!" Глинка был известным литератором и весьма активным деятелем тайных декабристских организаций на раннем этапе их существования. Совмещая роль одного из руководителей Союза Благоденствия и адъютанта, прикомандированного для особых поручений к Петербургскому военному генерал-губернатору Милорадовичу, Глинка оказал важные услуги тайным обществам, а также сильно способствовал смягчению участи Пушкина в 1820 году.

В 1819 году Глинка был избран председателем Вольного общества любителей российской словесности в Петербурге, которому предстояло сыграть исключительную роль в сплочении литераторов декабристской ориентации. Пушкин испытал сильное влияние личности Глинки - человека высокой душевной чистоты и твердости. В определенной мере Глинка втягивал Пушкина в легальную деятельность, исподволь руководимую конспиративными обществами. Намечаются и другие точки соприкосновения Пушкина с Союзом Благоденствия. Еще в Лицее Пушкин познакомился с Никитой Муравьевым. Когда в 1817 году знакомство это возобновилось в связи с вступлением Муравьева в "Арзамас", тот уже был одним из организаторов первого тайного общества декабристов - Союза Спасения. Видимо, через Никиту Муравьева Пушкин был привлечен к участию в тех заседаниях Союза Благоденствия, которые не имели строго конспиративного характера и Должны были способствовать распространению влияния общества. Много лет спустя, работая над десятой главой "Евгения Онегина", Пушкин рисовал такое заседание

Витийством резким знамениты,
Сбирались члены сей семьи
У беспокойного Никиты,
У осторожного Ильи.
Друг Марса, Вакха и Венеры,
Им резко Лунин) предлагал
Свои решительные меры
И вдохновенно бормотал.
Читал сво<и> Ноэли Пу <шкин>,
Мела <нхолический> Якушкин),
Казалось, молча обнажал
Цареубийственный кинжал (VI, 524).

Стихи эти длительное время казались плодом поэтического вымысла: участие Пушкина в заседаниях такого рода представлялось невозможным. Однако в 1952 году М.В. Нечкина опубликовала показания на следствии декабриста Н.Н. Горсткина, который сообщил (надо, конечно, учесть вполне понятное в тактическом отношении стремление Горсткина принизить значение описываемых встреч): "Стали собираться сначала охотно, потом с трудом соберется человек десять, я был раза два-три у к <нязя> Ильи Долгорукого, который был, кажется, один из главных в то время. У него Пушкин читывал свои стихи, все восхищались остротой, рассказывали всякий вздор, читали, иные шептали, и все тут; общего разговора никогда нигде не бывало <...> бывал я на вечерах у Никиты Муравьева, тут встречал частенько лица, отнюдь не принадлежавшие обществу" *
* "Лит. наследство", 1952, т. 58, с. 158-159.

Если добавить, что названные в строфе Лунин и Якушкин - видные деятели декабристского движения - также были в эти годы знакомцами Пушкина (с Луниным он познакомился 19 ноября 1818 года во время проводов уезжавшего в Италию Батюшкова и так близко сошелся, что в 1820 году перед отъездом Лунина отрезал у него на память прядь волос; с Якушкиным Пушкина познакомил Чаадаев), картина декабристских связей Пушкина делается достаточно ясной. Однако она будет не совсем закончена, если мы нс обратимся к еще одной стороне вопроса.

Мы уже говорили о том, что нравственный идеал Союза Благоденствия был окрашен в тона героического аскетизма. Истинный гражданин мыслился как суровый герой, отказавшийся ради общего блага от счастья, веселья, дружеских пиров. Проникнутый чувством любви к родине, он не растрачивает своих душевных сил на любовные увлечения. Не только изящно-эротическая поэзия, но и "неземные" любовные элегии Жуковского вызывают у него осуждение: они расслабляют душу гражданина и бесполезны для дела Свободы. Рылеев писал:

Любовь никак нейдет на ум:
Увы! моя отчизна страждет, -
Душа в волненьи тяжких дум
Теперь одной свободы жаждет.

В.Ф. Раевский позже, в Кишиневе, уже сидя в Тираспольской крепости, призывал Пушкина:

Любовь ли петь, где брызжет кровь.

Этика героического самоотречения, противопоставлявшая гражданина поэту, героя - любовнику и Свободу - Счастью, была свойственна широкому кругу свободолюбцев - от Робеспьера до Шиллера. Однако были и другие этические представления: Просвещение XVIII века в борьбе с христианским аскетизмом создало иную концепцию Свободы. Свобода не противопоставлялась Счастью, а совпадала с ним. Истинно свободный человек - это человек кипящих страстей, раскрепощенных внутренних сил, имеющий дерзость желать и добиваться желанного, поэт и любовник. Свооода - это жизнь, не умещающаяся ни в какие рамки, бьющая через край, а самоограничение - разновидность духовного рабства. Свободное общество не может быть построено на основе аскетизма, самоотречения отдельной личности. Напротив, именно оно обеспечит личности неслыханную полноту и расцвет.

Пушкин был исключительно глубоко и органично связан с культурой Просвещения XVIII века. В этом отношении из русских писателей его столетия с ним можно сопоставить лишь Герцена. В органическом пушкинском жизнелюбии невозможно отделить черты личного темперамента от теоретической позиции. Показательно, что почти одновременно с одой "Вольность", ясно выражавшей концепцию героического аскетизма, Пушкин написал мадригал Голициной "Краев чужих неопытный любитель...", в котором даны как равноценные два высоких человеческих идеала:

... гражданин с душою благородной,
Возвышенной и пламенно свободной

и

... женщина - не с хладной красотой,
Но с пламенной, пленительной, живой (II, 1 , 43).

Печать Свободы почиет на обоих.

Такой взгляд накладывал отпечаток на личное, бытовое поведение поэта. Жить в постоянном напряжении страстей было для Пушкина не уступкой темпераменту, а сознательной и программной жизненной установкой. И если Любовь была как бы знаком этого непрерывного жизненного горения, то Шалость и Лень становились условными обозначениями неподчинения мертвенной дисциплине государственного бюрократизма. Чинному порядку делового Петербурга они противостояли как протест против условных норм приличия и как отказ принимать всерьез весь мир государственных ценностей. Однако одновременно они противостояли и серьезности гражданского пафоса декабристской этики.

Граница между декабристами и близкими к ним либерально-молодежными кругами делила надвое и сферу этики, и область непосредственных жизненно-бытовых привычек, стиль каждодневного существования. Филантроп и бессребреник Федор Глинка покрывался вместо одеяла шинелью и, если надо было выкупить на волю какого-нибудь крепостного артиста, отказывал себе в чае и переходил на кипяток. Его лозунгом была суровая бедность и труд. Дельвиг и Баратынский тоже были бедны:

Там, где Семеновский полк, в пятой роте, в домике низком,
Жил поэт Баратынский с Дельвигом, тоже поэтом.
Тихо жили они, за квартиру платили ке много,
В лавочку были должны, дома обедали редко.

Однако их лозунгом была веселая бедность и лень. Для Дельвига, Баратынского и поэтов их круга веселье было лишь литературной позой: Баратынский, меланхолик в жизни, написал поэму "Пиры", прославлявшую беззаботное веселье. Самоотреченный мечтатель в поэзии, Жуковский в быту был уравновешеннее и веселее, чем гедонист в поэзии и больной неудачник в жизни Батюшков. Пушкин же сделал "поэтическое" поведение нормой для реального. Поэтическая шалость и бытовое "бунтарство" стали обычной чертой его жизненного поведения.

Окружающие Пушкина опекуны и наставники - от Карамзина до Н. Тургенева - не могли понять, что он прокладывает новый и свой путь: с их точки зрения он просто сбивался с пути. Блеск пушкинского таланта ослеплял, и поэты, общественные и культурные деятели старшего поколения считали своим долгом сохранить это дарование для России. Они полагали необходимым направить его по привычному и попятному пути. Непривычное казалось беспутным. Вокруг Пушкина было много доброжелателей и очень мало людей, которые бы его понимали. Пушкин уставал от нравоучений, от того, что его все еще считают мальчиком, и порой всем назло аффектировал мальчишество своего поведения.

Жуковский говорил в Арзамасе: "Сверчок, закопавшись в щелку проказы, оттуда кричит, как в стихах: «я ленюся!»" (показательно убеждение, что "в стихах" дозволено то поведение, которое запрещено в жизни) *.
* Отчет имп. Публичной библиотеки за 1884 г. СПб., 1887, с. 158, прил.

А.И. Тургенев, по собственным словам, ежедневно бранил Пушкина за "леность и нерадение о собственном образовании. К этому присоединились и вкус к площадному, волокитству, и вольнодумство, - также площадное, 18 столетия"  *. Батюшков писал А.И. Тургеневу: "Не худо бы его запереть в Геттинген - и кормить года три молочным супом и логикою"  **.
* Комментарий Б.Л. Модзалевского в кн.: Пушкин. Письма, т. 1. М., 1926, с. 191.
** "Русский архив", 1867, № 11, стб. 1534.

Что такое "шалости" молодежи пушкинского круга, показывает "Зеленая лампа". Это дружеское литературно-театральное общество возникло весной 1819 года. Собиралась "Зеленая лампа" в доме Никиты Всеволожского. О собраниях в Доме Всеволожского в обществе носились туманные сплетни, и сознанию первых биографов Пушкина оно рисовалось в контурах какого-то сборища развратной молодежи, устраивающей оргии. Публикации протоколов и других материалов заседаний заставили" решительно отбросить эту версию. Участие в руководстве "Зеленой лампы" таких людей, как Ф. Глинка, С. Трубецкой и Я. Толстой, - активных деятелей декабристского движения - достаточный аргумент, чтобы говорить о серьезном и общественно значимом характере заседаний. Опубликование прочитанных на заседании сочинений и анализ исторических и литературных интересов "Зеленой лампы" * окончательно закрепили представление о связи этой организации с декабристским движением.
* Cм. Томашевский Б. Пушкин, кн.1 (1813-1824). М.-Л., 1956, с. 193-234.

Впечатление от этих данных было столь велико, что в исследовательской литературе сложилось представление о "Зеленой лампе" как просто легальном филиале Союза Благоденствия (создание подобных филиалов поощрялось уставом Союза). Но такое представление упрощает картину. Бесспорно "Зеленая лампа" была в поле зрения Союза, который, видимо, стремился распространить на нее свое влияние. Однако ее направление было не вполне однородно с серьезным, проникнутым атмосферой нравственной строгости и гражданского служения Союзом Благоденствия. "Зеленая лампа" соединяла свободолюбие и серьезные интересы с атмосферой игры, буйного веселья, демонстративного вызова "серьезному" миру. Бунтарство, вольнодумство пронизывают связанные с "Зеленой лампой" стихотворения и письма Пушкина. Однако все они имеют самый озорной характер, решительно чуждый серьезности Союза Благоденствия.

Другу по "Лампе" П.Б. Мансурову, уехавшему по службе в аракчеевский Новгород (под Новгородом находились военные поселения), Пушкин писал 27 октября 1819 года: "Зеленая Лампа нагорела - кажется гаснет - а жаль - масло есть (т.е. шампанское нашего друга). Пишешь ли ты, мой собрат - напишешь ли мне, мой холосенькой. Поговори мне о себе - о военных поселеньях. Это все мне нужно-потому что я люблю тебя - и ненавижу деспотизм. Прощай, лапочка" и подпись: "Свер<чок> А. Пушкин" (XIII, 11), Это сочетание "ненавижу деспотизм" с "холосенькой", "лапочка" (и другие выражения, еще значительно более свободные) характерно для "Зеленой лампы", но решительно чуждо духу декабристского подполья.

Непонимание особенности пушкинской позиции рождало в конспиративных кругах представление о том, что он еще "незрел" и не заслуживает доверия. И если люди, лично знавшие, Пушкина и любившие его, смягчали этот приговор утешающими рассуждениями о том, что будучи вне тайного общества Пушкин способствует своими стихами делу свободы (Пущин), или ссылкой на необходимость оберегать его талант от опасностей, связанных с непосредственной революционной борьбой (Рылеев-то себя не берег!), то до людей декабристской периферии, лично с Пушкиным не знакомых и питающихся слухами из третьих рук, доходили толки такого рода: "Он по своему характеру и малодушию, по своей развратной жизни сделает донос тотчас правительству о существовании Тайного общества"  *. Эти слова вопиющей несправедливости сказал П.П. Горбачевский - декабрист редкой стойкости, честный и мужественный человек. При этом он сослался на такие святые для декабристов авторитеты, как мнение повешенных С. Муравьева-Апостола и М. Бестужева-Рюмина. Михаил Бестужев, чьи пометки покрывают рукопись, вполне с этим согласился.
* Горбачевский И.И. Записки декабриста. М., 1916, с. 300.

Союз Благоденствия не был достаточно конспиративной организацией в значении, придававшемся этому слову в последующей революционной традиции: о существовании его было широко известно. Характерно, что когда М. Орлов попросил у генерала Н.Н. Раевского руки его дочери, будущий тесть условием брака поставил выход Орлова из тайного общества. Следовательно, Раевский знал не только о существовании общества, но и о том, кто является его членами, и обсуждал этот вопрос так, как перед женитьбой обсуждали вопросы приданого.

Постоянно соприкасаясь с участниками тайного общества, Пушкин, конечно, знал о его существовании и явно стремился войти в его круг. То, что он не получал приглашения и даже наталкивался на вежливый, но твердый отпор со стороны столь близких ему людей, как Пущин, конечно, его безмерно уязвляло. Если мы не будем учитывать того, в какой мере он был задет и травмирован, с одной стороны, назойливыми поучениями наставников, с другой - недоверием друзей, для нас останется загадкой лихорадочная нервозность, напряженность, характерные для душевного состояния Пушкина этих лет. Они выражаются, например, в том, что он в любую минуту ожидает обид и постоянно готов ответить на них вызовом на дуэль. Летом 1817 года он по ничтожному поводу вызвал на дуэль старика дядю С.И. Ганнибала, вызывал на поединок Н. Тургенева, однокурсника по Лицею М. Корфа, майора Денисевича и, видимо, многих других. Е.А. Карамзина писала брату, Вяземскому: "У г. Пушкина всякий день дуэли; слава богу, не смертоносные"  *. Не все дуэли удавалось уладить, не доводя дела до "поля чести": осенью 1819 года Пушкин стрелялся с Кюхельбекером (по вызову последнего), оба выстрелили в воздух (дело кончилось дружеским примирением). Позднее он признавался Ф.Н. Лугину, что в Петербурге имел серьезную дуэль (есть предположение, что противником его был Рылеев).
* Старина и новизна, кн. 1, 1897, с. 98.

В этот период душевной смуты спасительным для Пушкина оказалось сближение с П.Я. Чаадаевым.

Петр Яковлевич Чаадаев, с которым Пушкин познакомился еще лицеистом ведоме Карамзина, был одним из замечательнейших людей своего времени. Получивший блестящее домашнее образование, выросший в обстановке культурного аристократического гнезда в доме историка М.М. Щербатова, который приходился ему дедом, Чаадаев шестнадцати лет вступил в гвардейский Семеновский полк, с которым проделал путь от Бородина до Парижа. В интересующие нас сейчас годы он числился в лейб-гвардии гусарском полку, был адъютантом военного министра Васильчикова и квартировал в Демутовом трактире * в Петербурге. "Чаадаев бьш красив собою, отличался не гусарскими, .а какими-то английскими, чуть ли даже не байроновскими манерами и имел блистательный успех в тогдашнем петербургском обществе" **.
* Гостиница на Мойке, близ Невского проспекта.
** Свербеев Д.Н. Записки, т. 2, М., 1899, с. 386.

Чаадаев был членом Союза Благоденствия, но не проявлял в нем активности: тактика медленной пропаганды, распространение свободолюбивых идей и дела филантропии его, видимо, привлекали мало. Чаадаев охвачен жаждой славы - славы огромной, неслыханной, славы, которая навсегда внесет его имя в скрижали истории России и Европы. Пример Наполеона кружил ему голову, а мысль о своем избранничестве, об ожидающем его исключительном жребии не покидала всю жизнь. Его манил путь русского Брута или русского маркиза Позы *: не столь уж существенна разница, заколоть ли тирана кинжалом во имя свободы или увлечь его пламенной проповедью за собой; важно другое - впереди должна быть борьба за свободу, героическая гибель и бессмертная слава.
* Брут - политический деятель в Древнем Риме, один из организаторов убийства Цезаря; в литературе XVIII - нач. XIX в. - образ героя-республиканца. Маркиз Поза - герой трагедия Шиллера "Дон Карлос", республиканец, пытающийся повлиять на тирана.

В кабинете Чаадаева:

Где ты всегда мудрец, а иногда мечтатель
И ветреной толпы бесстрастный наблюдатель (II, 1 , 189)

- как писал Пушкин в 1821 году - поэта охватывала атмосфера величия.

Чаадаев учил Пушкина готовиться к великому будущему и уважать в себе человека, имя которого принадлежит потомству. Чаадаев тоже давал Пушкину уроки и требовал от него "в просвещении стать с веком наравне". Однако поучения его ставили Пушкина в положение не школьника, а героя. Они не унижали, а возвышали Пушкина в собственных глазах.

Великое будущее, готовиться к которому Чаадаев призывал Пушкина, лишь отчасти было связано с поэзией: в кабинете Демутова трактира, видимо, речь шла и о том, чтобы повторить в России подвиг Брута и Кассия - ударом меча освободить родину от тирана. Декабрист Якушкин рассказал в своих мемуарах о том, что, когда в 1821 году в Каменке декабристы, для того чтобы отвести подозрения А.Н. Раевского (сына генерала), разыграли сцену организации тайного общества и тут же обратили все в шутку, Пушкин с горечью воскликнул: "Я уже видел жизнь мою облагороженною и высокую цель перед собой" *. "Жизнь, облагороженная высокою целью", "цель великодушная" (XIII, 241) - за этими словами Пушкина стоит мечта о великом предназначении. Даже гибель - предмет зависти, если она связана с поприщем, на котором человек "принадлежит истории".
* Якушкин И.Д. Записки, статьи, письма. М., 1951, с. 43. 49.

Беседы с Чаадаевым учили Пушкина видеть и свою жизнь "облагороженной высокою целью". Только обстановкой разговоров о тираноубийстве может объяснить гордые слова:

И на обломках самовластья
Напишут наши имена (II, 1 , 72).

Почему на обломках русского самодержавия должны написать имена Чаадаева, "двадцатилетнего с небольшим молодого человека, который ничего не написал; ни на каком поприще ничем себя не отличил", как ядовито писал о нем один из мемуаристов, и - Пушкина, ничем еще о себе не заявившего в политической жизни и даже не допущенного в круг русских конспираторов? Странность этих стихов для нас скрадывается тем, что в них мы видим обращение ко всей свободолюбивой молодежи, а Пушкина воспринимаем в лучах его последующей славы. Но в 1818-1820 годах (стихотворение датируется приблизительно) оно может быть понято лишь в свете героических и честолюбивых планов.

Именно в этих планах Пушкин нашел точку опоры в одну из самых горьких минут своей жизни. Многочисленные свидетельства современников подтверждают обаяние Пушкина, его одаренность в дружбе и талантливость в любви. Но он умел возбуждать и ненависть, и у него всегда были враги. В Петербурге 1819-1820 годов нашлось достаточно людей, добровольно доносивших правительству о стихах, словах и выходках Пушкина. Особенно усердствовал В.Н. Каразин - беспокойный и завистливый человек, одержимый честолюбием. Чужая слава вызывала у него искреннее страдание. Доносы его, доведенные до сведения Александра I, были тем более ядовиты, что Пушкин представал в них личным оскорбителем царя, а мнительный и злопамятный Александр мог простить самые смелые мысли, но никогда не прощал и не забывал личных обид.

19 апреля 1820 года Карамзин писал Дмитриеву: "Над здешним поэтом Пушкиным, если не туча, то по крайней мере облако, и громоносное (это между нами): служа под знаменем Либералистов, он написал и распустил стихи на вольность, эпиграммы на властителей и проч., и проч. Это узнала Полиция etc. Опасаются следствий"  *.
* Карамзин Н.М. Письма к И.И. Дмитриеву. СПб.,1866, с. 286-287.

В то время, когда решалась судьба Пушкина и друзья хлопотали за поэта перед императором, по Петербургу поползла гнусная сплетня о том, что поэт был секретно, по приказанию правительства, высечен. Распустил ее известный авантюрист, бретер, картежник Ф.И. Толстой ("Американец"). Пушкин не знал источника клеветы и был совершенно потрясен, считая себя бесповоротно опозоренным, а жизнь свою - уничтоженной. Не зная, на что решиться, - покончить ли с собой или убить императора как косвенного виновника сплетни, - он бросился к Чаадаеву. Здесь он нашел успокоение: Чаадаев доказал ему, что человек, которому предстоит великое поприще, должен презирать клевету и быть выше своих гонителей.

В минуту гибели над бездной потаенной
Ты поддержал меня недремлющей рукои;
Ты другу возвратил надежду и покой;
Во глубину души вникая строгим взором,
Ты оживлял се советом иль укором;
Твой жар воспламенял к высокому любовь,
Терпенье смелое во мне рождалось вновь;
Уж голос клеветы не мог меня обидеть,
Умел я презирать, умея ненавидеть (II, 1 , 188).
Хлопоты Карамзина, Чаадаева, Ф. Глинки несколько облегчили участь Пушкина: ни Сибирь, ни Соловки не стали местом его ссылки. 6 мая 1820 года он выехал из Петербурга на юг с назначением в канцелярию генерал-лейтенанта И.Н. Инзова.

Используются технологии uCoz